Министерство культуры Адрес Время Работы Контакты Реконструкция лекций А.В. Губарева Схема проезда Программа для детей и юношества Музейный лекторий Госуслуги дом Музейный лекторий Пушкинская карта СХМ Министерство культуры Культура. Гранты России Национальный Проект Культура

Архив новостей

Май 2024 (49)
Апрель 2024 (31)
Март 2024 (29)
Февраль 2024 (33)
Январь 2024 (40)
Декабрь 2023 (22)

К 295-летию Екатерины Великой

К 295-летию Екатерины Великой2 мая исполняется 295 лет со дня рождения российской императрицы Екатерины II (1729–1796) (по старому стилю – 21 апреля). Наглядным примером неослабевающего внимания к ее личности и роли в истории служат художественные образы императрицы и ее талантливых современников в собрании Симферопольского художественного музея.

Правление Екатерины II было ознаменовано развитием наук и искусств и вошло в историю как Золотой век отечественной культуры, век Просвещения. В ее царствование открылись Смольный институт благородных девиц (1764), Публичная библиотека (1795) и педагогические училища в Москве и Санкт-Петербурге.

Интерес к художественной культуре Старого Света побудил Екатерину II к созданию собрания живописи, графики, скульптуры и всевозможных редкостей – Эрмитажа. Он был учрежден в 1764 году, в его основу легли 225 картин, приобретенных у берлинского коммерсанта Карла Гоцковского. Он собирал коллекцию для прусского короля Фридриха II, но в связи с неудачами Семилетней войны королевские финансы находились в плачевном состоянии, и коллекция попала к русской императрице. Вслед за этим одна за другой прибывают из-за границы большие партии картин, приобретенных на распродажах: в 1772 г. коллекция Кроза – во Франции, в 1779 г. собрание Уолполя – в Англии и т. д. За два с половиной столетия в Эрмитаже собрана одна из крупнейших мировых коллекций, насчитывающая около 3 миллионов произведений искусства и памятников мировой культуры, начиная с каменного века и до наших дней.

Из эрмитажного собрания в коллекцию Симферопольского художественного музея в дар были переданы произведения Гвидо Рени (1575–1642) «Мадонна с младенцем», а также копия его работы «Мария Магдалина»; копия «Тайной вечери» Рафаэля Санти, копия картины Доссо Досси «Придворный шут», работа неизвестного художника XIX в. итальянской школы «Благословляющий Христос», а также копия полотна Тициана Вечеллио «Венера и Адонис». Указанные произведения неизменно украшают экспозицию и временные выставки нашего музея.

Одной из важнейших задач своего правления Екатерина Великая полагала создание «новой породы людей», воспитание нового поколения просвещенного дворянства. С этой целью создавались закрытые учебные заведения, университеты, театры и публичные библиотеки. Как и в петровское время, главным достоинством человека считались его разум и личные качества, а не происхождение. Именно разум, по мнению просветителей, должен был стать основой для развития гражданской мысли и идеи служения гражданскому обществу: «…разум ему дан, чтобы служить государству, богатство – чтобы помогать бедным… для того родился он человеком, чтобы быть полезным всем людям» (Зеньковский В. В. История русской философии. В 2 т. Т.1. – М.: Феникс, 1999. – с. 117).

Широко известна переписка самой Екатерины II с ведущими философами современности – Вольтером, Дидро, Циммерманом. Вот как отозвался Вольтер на благодеяния императрицы: «Кто бы мог вообразить 50 лет тому назад, что придет время, когда скифы будут так благородно вознаграждать в Париже добродетель, знание, философию, с которыми так недостойно поступают у нас» (Соловьев С. М. Об истории новой России. – М., 1993. – с. 446).


К 295-летию Екатерины ВеликойК 295-летию Екатерины ВеликойК 295-летию Екатерины Великой

Расцвет отечественного искусства второй половины XVIII в., соответствующий распространению идей Просвещения, демонстрирует многообразие портретов сподвижников Екатерины в собрании Симферопольского художественного музея. Как наиболее выразительные следует отметить графические портреты литератора Гавриила Романовича Державина (1743–1816) и драматурга Дениса Ивановича Фонвизина (1745–1792). Портрет Г. Р. Державина был выполнен гравером Иваном Петровичем Пожалостиным (1837–1909) по живописному оригиналу В. Л. Боровиковского в 1866 году. Портрет Д. И. Фонвизина с примечательной надписью «Д. И. Фонъ Визинъ» был выполнен Степаном Филипповичем Галактионовым (1779–1854) по рисунку Ермолая Ивановича Эстеррейха (1790–?) с оригинала французского художника Арман-Шарля Караффа (1762–1822), о чем есть соответствующие записи на самом листе, вокруг овальной рамки портрета.

В графической серии представлен также портрет светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического (1739–1791). Автор гравюры, Игнатий Степанович Щедровский (1815–1871), выполнил лист по другой гравюре – работе Дж. Уолкера с оригинала 1789 года кисти австрийского живописца Иоганна-Батиста Лампи Старшего.


К 295-летию Екатерины ВеликойК 295-летию Екатерины Великой

Произведения И.-Б. Лампи Старшего и его сына также представлены в коллекции нашего музея: это портреты князя, дипломата и государственного деятеля Николая Борисовича Юсупова (1750–1831) и графа, генерала от кавалерии Степана Степановича Апраксина (1756–1827). Оригинал портрета Н. Б. Юсупова был создан в 1794 году и хранится в Государственном Русском музее. Оригинал портрета С. С. Апраксина находится в Государственной Третьяковской галерее.

Портрет первого министра народного просвещения Российской империи графа Петра Васильевича Завадовского (1739–1812) был написан И.-Б. Лампи Младшим (1775–1837) по отцовскому оригиналу. Копией с оригинала кисти Александра Рослена является и портрет генерал-фельдмаршала Александра Михайловича Голицына (1718–1783), выполненный Павлом Шембаревым (1752–?).


К 295-летию Екатерины ВеликойОсобого внимания достоин портрет архитектора Николая Александровича Львова (1751–1803) кисти крупнейшего русского портретиста второй половины XVIII века Дмитрия Григорьевича Левицкого (1735–1822). Художник создал блестящую серию портретов выдающихся современников: императрицы Екатерины II, французского философа Дени Дидро, архитектора А. Ф. Кокоринова и многих других. Портрет придворного архитектора Н. А. Львова (1751–1803) вполне соответствует характеру данной серии. Работа отличается удивительной точностью рисунка, грациозностью жеста, поворота головы, верностью тона, поразительным вниманием к деталям в облике модели. Интимный по характеру, данный портрет может быть поставлен в один ряд с автопортретом Д. Г. Левицкого (1783 г.), который запечатлел себя в минуту творческого озарения.

Несомненно, облик Екатерины Великой должен был быть сохранен живописцами-современниками, и Д. Г. Левицкого следует назвать одним из лучших ее портретистов. Ему принадлежит наиболее узнаваемый художественный образ императрицы в облике Законодательницы в храме богини Правосудия (1783). «Не дорожа своим покоем», императрица бросает на горящий алтарь маковые цветы – символ сна. Широкую известность также приобрели коронационный портрет Екатерины II кисти Ф. С. Рокотова (1763), «Портрет Екатерины II» А. П. Антропова (1766) и «Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке» В. Л. Боровиковского (1794).


К 295-летию Екатерины ВеликойК 295-летию Екатерины Великой

В коллекции Симферопольского художественного музея хранится несколько портретов императрицы Екатерины II, которые входят в круг повторений и копий известных оригиналов. Так, полупарадный портрет Екатерины II кисти неизвестного художника, входящий в экспозицию отечественного искусства второй половины XVIII в., традиционно относится исследователями к типу Александра Рослена. Это произведение ранее находилось в собрании Русского музея, где и была произведена указанная атрибуция. Вероятно, автор портрета избрал в качестве образца не сам оригинал, а его копию, выполненную русским живописцем немецкого происхождения Карлом Людвигом Христинеком (1732/33 – 1792/94). Аналогичный портрет можно встретить в Рязанском художественном музее.

Бронзовый бюст Екатерины II является интересной вариацией скульптурного портрета императрицы Федота Ивановича Шубина (1740–1805), датированного 1793 годом. Лавровый венок, украшающий прическу Екатерины II, вновь отсылает нас к оде Г. Р. Державина и хрестоматийному портрету Д. Г. Левицкого.

К более раннему кругу художественных образов Екатерины II в бытность ее великой княгиней Екатериной Алексеевной относится серия портретов 1740-х годов, выполненная Георгом-Кристофом Гроотом (1716–1749), «Портрет молодой Екатерины» Луи Каравака (1684–1754), выполненный после ее приезда в Россию в 1745 году, «Портрет Екатерины II в молодости» Антуана Пэна (1683–1757), а также «Портрет великой княгини Екатерины Алексеевны» 1761 года кисти Пьетро Ротари (1707–1762), который хранится в Петергофском дворце.

Последний из упомянутых образов имеет непосредственное отношение к экспонату «Портрет женщины с орденом (Портрет великой княгини Екатерины Алексеевны, будущей императрицы Екатерины II) из симферопольского собрания. Это произведение, несомненно, является копией с работы Пьетро Ротари. Аналогичный портрет кисти А. П. Антропова хранится в Саратовском художественном музее.

Образ Екатерины Великой продолжает волновать творцов XX и XXI столетия – так, одним из свежих поступлений в коллекцию Симферопольского художественного музея стал портрет императрицы, выполненный петербургской художницей Ольгой Александровной Симоновой в 2015 (?) году. Образ императрицы восходит к коронационному портрету Ф. С. Рокотова, интерпретируя его в современной культурной и исторической традиции.


К 295-летию Екатерины ВеликойК 295-летию Екатерины Великой

Среди наиболее значимых для крымской истории и культуры деяний Екатерины II следует назвать Великое путешествие в Новороссию и Крым 1787 года. Присоединение Крыма к Российской империи в составе Таврической губернии, культурное и политическое освоение «полуденного края», основание новых городов с греческими именами (Симферополь, Севастополь, Феодосия) являются вехами на пути воплощения так называемого «Греческого проекта» Екатерины II. Планировалось восстановление сферы влияния России в самостоятельной и православной Греции, возрождение Византийской империи со столицей в Царьграде-Константинополе, на трон которого Екатерина намеревалась посадить младшего внука Константина. Воплотить этот грандиозный замысел в полной мере не удалось, и Крымский полуостров, некогда входивший в область распространения эллинской культуры, после присоединения был переименован в Тавриду и вовлечен в культурный контекст «колыбели европейской цивилизации» – Древней Греции. Путешествие в Тавриду явилось кульминацией воплощения замыслов и чаяний Екатерины II и ее сподвижника князя Г. А. Потемкина.

Напоминанием о Великом посольстве служат путевая церковь святителей Елены и Константина (г. Симферополь), названия деревень по пути следования (с. Чистенькая, с. Приятное свидание), а также дошедшие до наших дней путевые столбы, отмечавшие расстояние от г. Санкт-Петербурга, более известные как «екатерининская верста».

Отголоском этого путешествия в симферопольской коллекции служат два экспоната: акварель «Екатерининская верста» 1964 года Марины Николаевны Голобородько-Муравьевой и памятная медаль «225 лет великому путешествию Екатерины II в Новороссию и Крым» 2012 года. Графическая работа М. Н.Голобородько-Муравьевой с документальной точностью воспроизводит один из значимых памятников екатерининской эпохи на крымской земле. В оформлении медали особое значение уделено роли князя Г. А. Потемкина в организации этого путешествия и обустройстве «полуденного края» к приезду императрицы.

Предметы художественной коллекции Симферопольского художественного музея, особенности охватывающие отечественное искусство второй половины XVIII в., убедительно доказывают огромную роль Екатерины II в развитии русской культуры. Государственные идеи и свершения императрицы находят воплощение не только в ее указах и исторических документах, но и в произведениях искусства периода ее правления. Произведения именитых русских художников, портреты выдающихся государственных деятелей, художественные коллекции, формировавшиеся в это время, составляют неоценимую помощь в изучении истории и культуры России второй половины XVIII в.