Время работы музея История и коллекция музея Семейная изостудия Программа для детей и юношества Музейный лекторий Реконструкция лекций А.В. Губарева Схема проезда СХМ Выставка Культура. Гранты России Национальный Проект Культура

Картина месяца

К 185-летию И.Н. Крамского
8 июня исполняется 185 лет со дня

Архив новостей

Июль 2022 (2)
Июнь 2022 (32)
Май 2022 (24)
Апрель 2022 (35)
Март 2022 (30)
Февраль 2022 (31)

Шедевры Эрмитажа

К 255-летию Эрмитажной коллекции (1764-2019)

7 декабря 2019 г. весь мир празднует 255-летие Государственного Эрмитажа

В собрании Симферопольского художественного музея мы можем прикоснуться к истории этого великого музейного собрания. Она раскрывается перед нами в произведениях искусства, которые Эрмитаж передавал в послевоенные годы в фонды Симферопольской картинной галереи; в портретах известных деятелей культуры; в сложной судьбе картин, иронию и причуды которой порой
сложно предугадать…


В собрании Симферопольского художественного музея мы можем прикоснуться к истории этого великого музейного собрания. Она раскрывается перед нами в произведениях искусства, которые Эрмитаж передавал в послевоенные годы в фонды Симферопольской картинной галереи; в портретах известных деятелей культуры; в сложной судьбе картин, иронию и причуды которой порой
сложно предугадать…

Датой основания Эрмитажа считается 1764 г., когда во дворец доставили двести двадцать пять картин, купленных у берлинского коммерсанта Карла Гоцковского. Он собирал коллекцию для прусского короля Фридриха II, но в связи с неудачами Семилетней войны королевские финансы находились в плачевном состоянии и коллекция попала к русской императрице Екатерине II. Вслед за этим одна за другой прибывают из-за границы большие партии картин, приобретенных на распродажах: в 1772 г. Кроза – во Франции, в 1779 г., Уолполя – в Англии и др. Гравюры, скульптура, резные камни, монеты, минералы, ювелирные изделия, восточные редкости, гобелены, ювелирные изделия, дополняя живопись, придавали коллекциям Эрмитажа исключительное многообразие и широту.

Шедевры ЭрмитажаВ постоянной экспозиции музея есть несколько портретов императрицы Екатерины II. Именно при Екатерине сложилось ядро и определился состав эрмитажных коллекций. В 1790 г. императрица писала М.Гримму: «Мой музей в Эрмитаже состоит, не считая картин и лоджий Рафаэля, из 38 000 книг, четырех комнат, наполненных книгами и гравюрами, 10 000 резных камней, приблизительно 10 000 рисунков и собрания естественнонаучного, заполняющего две большие залы».
Сокровища дворцового музея, каким являлся тогда Эрмитаж, считались личной собственностью императрицы и мало кому были доступны для обозрения.


Одновременно с этим каждый российский император привносил в коллекцию Эрмитажа что-то свое. Так, увлеченный военным делом Николай I оставил после себя 600 картин с изображением батальных сцен. В годы его правления, в 1826 году, была создана знаменитая Военная галерея 1812 года.
Впервые для публики музей был открыт в 1852 году – когда состоялось открытие Нового Эрмитажа, одного из пяти связанных друг с другом зданий на Дворцовой набережной, построенных по проекту баварского архитектора Лео фон Кленце (1784-1864). К тому времени в Эрмитаже уже имелись богатейшие коллекции памятников древневосточной, древнеегипетской, античной и средневековой культур, искусства Западной и Восточной Европы, Азии, русской культуры VIII-XIX веков. К началу XIX века в музее хранились уже тысячи полотен.



Шедевры ЭрмитажаСоздание Эрмитажа способствовало развитию коллекционирования и меценатства среди представителей русского дворянства.
В 1756 году по приглашению канцлера, графа М.И. Воронцова для написания парадного портрета императрицы Елизаветы Петровны в Петербург был приглашён известный французский живописец, портретист, действительный член Парижской академии Луи Токке (1696-1772). Здесь он провел восемнадцать месяцев, в течение которых исполнил несколько портретов государыни. Во время работы при русском дворе Токке пользовался огромным успехом. Присущие Токке живописное мастерство, тонкая холодная серебристая цветовая гамма оказали заметное влияние на формирование таких русских мастеров, как Рокотов и Левицкий.
В это же время Л. Токке пишет портрет самого мецената, известного дипломатического деятеля елизаветинской и екатерининской эпохи, графа Михаила Илларионовича Воронцова (1714-1767). Воронцов с 1728 г. (с 14 лет) исправно служил великой княжне Елизавете Петровне. Вместе с графом Шуваловым он стоял на запятках саней, на которых цесаревна поехала в казармы Преображенского полка в ночь провозглашения её императрицей. Он же вместе с Лестоком арестовал императрицу Анну Леопольдовну с её семейством.
Елизавета Петровна пожаловала ему богатые имения и лейб-компанейский герб с девизом «Sumper Jmotta Fides» (Верность никогда непоколебимая).



Шедевры ЭрмитажаКисти австрийского живописца Иоганна Батист Лампи (1751-1830) принадлежит портрет князя Николая Борисовича Юсупова (1750-1831).
В России Лампи провел шесть лет (1792-98), пользуясь благоволением Екатерины II и Павла I, портретировал всех особ царской фамилии и многих русских сановников и придворных.
Князь Н.Б. Юсупов, государственный деятель и дипломат, любитель искусства, известный коллекционер и меценат, занимал многие должности при императорском дворе. Стал первым директором Эрмитажа (1796-1799 гг.) и Императорских театров. Возглавив Эрмитаж, Н.Б. Юсупов содействовал преобразованию придворного собрания искусства и старины в дворцовый музей. При нем стала музеем и Оружейная палата - древнейшее кремлевское хранилище.
Помогая приобретать произведения искусства императрице Екатерине II и Павлу I, князь был посредником при исполнении императорских заказов европейскими художниками.




Шедевры ЭрмитажаПодлинным украшением собрания музея является скульптурный «Женский портрет», выполненный Иваном Петровичем Витали (1794-1855).
Оценивая творчество И.П. Витали, Н.Н. Врангель писал, что тот «реально воплотил в живые формы свои visions antiques». Это наглядно подтверждает и бюст-герма великой княжны Ольги Николаевны (1822-1892) в античном вкусе, представленный в собрании Симферопольского художественного музея. Мраморный оригинал хранится в Эрмитаже.
Гипсовую модель Витали создал в 1844 г., одновременно работая также над скульптурным портретом великой княжны Александры Николаевны.
Мраморный портрет-герма Ольги Николаевны, очевидно, некогда принадлежал императрице Александре Федоровне, а после ее смерти в 1860 г. был «отдан государю», то есть императору Александру II, старшему брату Ольги Николаевны. Портрет хранился в библиотеке Александра II в Зимнем дворце. Его можно видеть на акварели Эдуарда Петровича Гау (1907-1887), запечатлевшего вид библиотеки в 1871 г. (Государственный Эрмитаж). («Виды залов Зимнего дворца. Библиотека императора Александра II»).

Шедевры ЭрмитажаГосударственный Русский музей был создан почти на полтора столетия позже, и вполне объяснима и предсказуема роль, которую предстоит в его судьбе сыграть Императорскому Эрмитажу.
В коллекции Симферопольского художественного музея хранится портрет Петра I кисти французского художника Иасента Риго (1659-1743). История этого произведения весьма необычна.
Известно, что в 1717 году император совершает визит в Париж. В литературе указывают на различных художников, которые могли его портретировать: Жан-Батист Удри, Никола де Ларжильер и Иасент Риго. В двухтомном «Подробном словаре русских гравированных портретов» Д.К. Ровинского, среди типов графических портретов Петра I указано следующее:
«В семействе Разумовских сохраняется предание, что Петр, перед отъездом из Парижа, зашел в отсутствие Риго в его мастерскую и, увидав свой собственный, не доконченный, портрет на мольберте, вырезал из него одну голову и увез с собою. Впоследствии он отдал ее Елизавете Петровне, а она подарила ее графу Алексею Григ. Разумовскому. От графа Разумовского она перешла по наследству к графу Уварову, который приказал наклеить ее на новое полотно и приписать туловище».
Впоследствии граф С.С. Уваров дарит этот портрет императору Николаю I. Он находился в Романовской галерее Эрмитажа до Октябрьской революции 1917 года. В инвентарной книге Симферопольского художественного музея указывается, что в 1925 году в Государственный Русский музей портрет Петра I поступил именно из Государственного Эрмитажа.

За два с половиной столетия в Эрмитаже собрана одна из крупнейших мировых коллекций, насчитывающая около трёх миллионов произведений искусства и памятников мировой культуры, начиная с каменного века и до нашего столетия. Ежегодно миллионы зрителей приходят сюда, чтобы познакомиться с памятниками Древнего Египта, Греции и Рима, увидеть чудесные творения Леонардо да Винчи и Тициана, Рафаэля Санти и Бартоломео Кавароцци…
С этими художниками знакомит нас коллекция Западноевропейского искусства.

Шедевры ЭрмитажаВ европейском искусстве на заре станковой живописи были наиболее распространены религиозные и мифологические сюжеты. Особого внимания заслуживают в этом плане копия картины Гвидо Рени «Мария Магдалина»; копия полотна Тициана Вечеллио «Венера и Адонис», а также живописные и графические копии фресок знаменитых Станц Рафаэля Санти. Несмотря на эту атрибуцию, история искусства показывает, что нередко в коллекциях находятся не ученические копии, а авторское повторение знаменитого художника, вольная реплика или подготовительная работа к будущему шедевру.
Среди эрмитажных работ, представленных в Симферопольском художественном музее, одной из первых нас встречает копия по произведению крупнейшего представителя феррарской школы Позднего Возрождения Доссо Досси (1490-1542) – «Шут (Крестьянин с овцой)». До наших дней сохранилось не более 20 его полотен, не пощадило время фрески и монументальные росписи, и редкий музей может похвалиться его оригинальными работами. По сообщению современника Лодовико Дольчи, Доссо продолжительное время провел в Венеции, где был другом Тициана.
Над головой молодого человека изображена шутливая надпись «Sic Genius» - «Это гений», что служит прямой цитатой оригинального портрета придворного шута.

Шедевры ЭрмитажаНемецкий драматург Гуго фон Гофмансталь в пьесе «Смерть Тициана» так отзывается о великом живописце:

Когда б не он, мы жили бы во мраке
И не познали б красоту земли


Копия с картины Тициана Вечеллио (1477-1576), одного из величайших итальянских живописцев эпохи Возрождения, «Венера и Адонис», создана по мотивам греческого мифа о прекрасном Адонисе, возлюбленном Афродиты. На холсте передана сцена прощания возлюбленных: предвидя его гибель, богиня пытается остановить юношу, всячески прельщая его – но безрассудный герой отталкивает возлюбленную и устремляется на охоту.
Согласно мифу, во время охоты Адонис был растерзан диким вепрем. По воле самой Венеры, после смерти ему было позволено на несколько месяцев в году возвращаться на землю из мрачного царства Плутона.
Первоначально один из первых авторских вариантов «Венеры и Адониса» входил в серию из семи работ Тициана, созданных для испанского короля Филиппа II в XVI веке (хранятся в Прадо, г. Мадрид). В то время они считались настолько откровенными, что их завешивали гардиной в присутствии дам.

Произведение, переданное в наш музей из Эрмитажа, по стилистике ближе всего подходит к «Венере и Адонису» из римской Национальной галереи старинного искусства (выставка «Три шедевра классического искусства из музеев Италии», г. Киев). В крупнейших музеях мира хранятся еще семь вариантов композиции.

***

Шедевры Эрмитажа
Более века назад в дореволюционной коллекции Эрмитажа находились одновременно и оригинал, и копия камерного произведения «Мальчик со свирелью» итальянского художника Бенедетто Лути (1666-1724). Позднее, в послевоенные годы копия поступила в фонды нашего музея. Об этом свидетельствует фрагмент сургучной печати с двуглавым орлом и надписью «Императорский Эрмитаж» на подрамнике.
Исторический живописец флорентийской школы, ученик А. Д. Габбиани, Лути был одним из крупнейших мастеров Рима первой половины XVIII в. Его покровителями были тосканский герцог Козимо III Медичи, папа римский Климент XI и знатные аристократы — кардиналы Оттобони и Фаброни, глава ордена доминиканцев падре Клош.
Картины Бенедетто Лути на религиозные и мифологические сюжеты нравились публике благодаря своим ярким светящимся краскам (он любил сочетания оранжевых, желтых, фиолетовых, белых цветов), эффектной, но не утрированной светотени, легкой дымке, окутывающей фигуры с мягкими, плавными жестами.
Бенедетто Лути мастер нежных портретов, камерный портрет «Мальчик со свирелью» очаровывает свежестью, изысканностью, приятным колоритом.
Шедевры Эрмитажа

По приглашению Елизаветы Петровны в 1756 году в Петербург приехал итальянский художник Пьетро Антонио Ротари (1707-1762). Оставаясь в Петербурге до конца своих дней, Ротари написал здесь несколько исторических картин, множество портретов и огромное количество идеальных женских головок.
Среди его работ, хранящихся в Эрмитаже, картина «Александр Македонский и Роксана» была исполнена для Екатерины Алексеевны в бытность ее великой княгиней для дворца в Ораниенбауме.

В период бурного роста русской культуры, Ротари не испытывал недостатка в заказах. Портреты художника, нередко изображая людей активных в общественной и государственной деятельности, конкретнее выявляли личные качества модели. Среди его произведений – портрет Ф.Б.Растрелли.
Однако вошел в историю Ротари в первую очередь типажными образами юных девушек. Он писал быстро и создал сотни камерных, почти одного формата портретов; множество их было куплено Екатериной II и помещено в пригородных дворцах. Сквозь безличную миловидность этих картин выразительно просвечивает стихия искусства рококо. К типу «головок» Ротари относится, без сомнения, и «Портрет засыпающей девушки».

Шедевры Эрмитажа

В первой половине XIX века картина «Святое семейство» была приобретена в частной мадридской коллекции в Испании как произведение Франсиско Сурбарана. Под этим авторством полотно просуществовало вплоть до начала Второй мировой войны.
Только в 50е годы XX в. исследователям удалось установить, что полотно, приписанное Сурбарану, в действительности является копией произведения итальянского художника Бартоломео Кавароцци (1588-1625). Оригинал «Святого семейства» поступил в коллекцию Эрмитажа в конце XVIII в.

Римский живописец Бартоломео Кавароцци работал при мадридском дворе в Испании в 1617-1619 гг., пользуясь покровительством Джованни Кресчензи. Исследователи предполагают, что именно в этот испанский период Кавароцци пишет «Святое семейство», впоследствии приобретенное Эрмитажем. Здесь же в XVII в. по оригиналу неизвестный художник пишет копию, которая в послевоенные годы оказалась в коллекции Симферопольского художественного музея.

Мифологические и исторические сюжеты музейного собрания подводят нас к творчеству одного из титанов Возрождения – живописца, скульптора, архитектора и поэта Рафаэля Санти. В Эрмитаже находятся две картины, созданные Рафаэлем в ранний период его творчества – «Мадонна Конестабиле» и «Святое семейство».
Поиски выразительной и совершенной формы, продуманность каждой детали, характерные для творчества Рафаэля, сказались и в его знаменитых фресковых росписях Ватиканского дворца.
Соединяя Рим и Санкт-Петербург, в Эрмитаже находится единственное в мире воспроизведение в натуральную величину знаменитых лоджий Рафаэля.
Лоджии представляют собой высокую светлую галерею, потолок которой украшают пятьдесят две картины на сюжеты библейских сказаний.
Эрмитажная копия выполнена по указу Екатерины Великой в конце XVIII в. группой мастеров-копиистов по руководством Христофора Унтерберга. Копирование производилось в Эрмитаже в течение семи лет, затем привезенные холсты были вмонтированы в специально построенных лоджиях.
Шедевры Эрмитажа

На сводах галереи помещен цикл картин на библейские сюжеты - так называемая «Библия Рафаэля». Сорок восемь композиций посвящены Ветхому Завету, четыре - Новому Завету. Новозаветные сюжеты - Рождество, Поклонение Волхвов, Крещение и «Тайная Вечеря», завершающая цикл. Наш вариант был написан именно по Лоджиям Рафаэля и впоследствии передан Эрмитажу.
Рафаэлю удалось преодолеть статичность в изображении человеческих фигур, движения становятся более разнообразными и свободными, действие приобретает живость. Пространство в его произведениях построено с более естественной точки зрения. Рафаэль нашел гениальное решение для того, чтобы выделить Иуду среди прочих участников вечери: лишь у одного из учеников лицо отвращено от Христа, который является композиционным и световым центром композиции, и помещено в тень.

Шедевры Эрмитажа

Влияние Возрождения нигде не сказалось так очевидно, как в творчестве итальянских живописцев последующих эпох. Вслед за ренессансом в Италии появляются стили маньеризм и барокко. Выдающимся мастером барочной живописи по праву считается Гвидо Рени (1575-1642). Этот художник, ставший главой болонской школы после Карраччи, в ранний период своего творчества испытал влияние искусства Караваджо. Оно проявляется в жизненной выразительности образов и резкой контрастности светотени. Вскоре, однако, Рени вырабатывает свой стиль, представляющий наиболее яркое выражение одного из течений в искусстве Италии XVII века.
Идеальной формуле ренессансного стиля соответствует картина Рени «Мадонна с младенцем», ранее входившая в коллекцию Эрмитажа. Целомудренный и прекрасный образ юной мадонны исполнен нежности и печали, которые сказываются лишь в затаенной грусти выражения лица. Младенец тоже грустен и не по-взрослому серьезен. Мария играет с ним, отдаляя о своего сына медальон с крестиком и изображением царя, восседающего на троне – прообраз крестных страданий Христа. В жесте младенца, протянувшего руку к этому символу будущей жизни, Рени удается донести до зрителя ощущение задумчивой ясности и кротости, идущей от образа Мадонны и Христа.

В западноевропейской живописи, начиная с эпохи Возрождения, происходит отход от средневековых канонов в изображении религиозных сюжетов. Воздействие Контрреформации на художественную жизнь Европы сказалось в максимальном приближении искусства к человеку, в стремлении создать у зрителя особый духовный настрой.
Шедевры ЭрмитажаШедевры Эрмитажа

Картина «Христос Благословляющий» неизвестного итальянского мастера XVII в. из эрмитажной коллекции дает пример того, как художник отдает предпочтение тонкому и мягкому изображению Христа, не вдаваясь в идеализацию. В благословляющем жесте художник передает богатство духовного мира Иисуса, его искренность и смирение. Воздействие на зрителя усиливается благодаря приближению образа Христа к облику простого человека, на что указывает отсутствие нимба, обычно прописываемого художниками. Ясное и спокойное чередование цветов, ощущение воздушной среды приобретают особый поэтический смысл. Образ Христа порождает в зрителе состояние сосредоточенности и внутренней свободы.
В наследии Гвидо Рени мы найдем несколько образов Марии Магдалины. Впрочем, все они написаны в единой стилистике, вообще характерной для Рени. Прежде всего, эту стилистику отличает «сквозная» поза героев и героинь художника - с приподнятой головой и глазами, взгляд которых с трогательной верой устремлен в небо.
Оригинал этого полотна «Мария Магдалина и ангелы» 1633 г. кисти Рени хранится в Галерее античного искусства в Риме. В симферопольском собрании представлена частичная копия XVII века, выполненная одним из учеников Рени. Переменив множество владельцев и рам (об этом свидетельствуют многочисленные заломы красочного слоя), произведение было приобретено в собрание Эрмитажа и в середине прошлого столетия подарено нашему музею.
В образе кающейся грешницы художника привлекла возможность создать образ, строя его на контрастах телесной красоты и глубокого внутреннего надрыва. М.Ю. Лермонтов посвятил одной из «Магдалин» Рени стихотворные строки:

«….Но кто не зрел картины
Раскаянья преступной Магдалины?
И кто бы смел изобразить в словах,
Что дышит жизнью в красках Гвидо Рени?
Гляжу на дивный холст: душа в очах,
И мысль одна в душе…»


***
На протяжении всего 2019 года в Северной столице проходят мероприятия в рамках празднования 255-летия Эрмитажа, который по праву считается крупнейшим в России и одним из крупнейших в мире художественных и культурно-исторических музеев.
И мы можем сегодня – через искусство – присоединиться к празднованию 255-летия Государственного Эрмитажа.