Время работы музея История и коллекция музея Семейная изостудия Программа для детей и юношества Музейный лекторий Реконструкция лекций А.В. Губарева Схема проезда Год театра в россии Год театра в россии

Архив новостей

Ноябрь 2019 (6)
Октябрь 2019 (23)
Сентябрь 2019 (22)
Август 2019 (17)
Июль 2019 (21)
Июнь 2019 (31)

Орден Святого Георгия Победоносца на портретах XVIII-XIX вв. из собрания СХМ: к 250-летию учреждения ордена

Собрание Симферопольского художественного музея является одним из наиболее обширных в Крыму по количеству предметов отечественного изобразительного искусства. В постоянной экспозиции музея демонстрируются произведения В.Л. Боровиковского, Д.Г. Левицкого, А.Г. Венецианова, И.К. Айвазовского, К.Е. Маковского, Н.А. Ярошенко, И.Е. Репина, А.И. Куинджи, Л.С. Бакста и других известных русских живописцев. Из всех направлений живописи и графики, наряду с жанром пейзажа, наибольший отклик у зрителей находят портреты мастеров русской школы живописи.

В изобразительном искусстве жанр портрета объединяет тематику постоянной экспозиции художественных и исторических музеев. Для ценителей старинной живописи портрет выступает проводником в область пластических искусств той или иной эпохи, а образ человека становится ключом к картине мира живописца и его современников. Для тех, кто изучает историю, портрет является живым свидетельством, документом эпохи. Он помогает понять, как выглядел и презентовал себя тот или иной исторический деятель, каково были его окружение, положение в обществе.

Исследователю важны детали, казалось бы, незначительные и второстепенные. Интерьер и общее убранство комнаты, в котором написана модель, вид, открывающийся из окна могут рассказать о многом. Но всё это лишь изящное обрамление для изображенного человека, в облике которого могут быть информативными положение фигуры, поворот и наклон головы, одежда, украшения или головной убор. В особенности это касается элементов мужского военного костюма: крой и цвет сукна расскажут о принадлежности к воинскому формированию, а эполеты, аксельбанты и награды, изображенные на груди, — о воинском звании и об участии в военных кампаниях. Среди произведений отечественного портретного искусства наибольший интерес исследователей неизменно вызывают изображения военных XVIII-XIX веков — живых свидетелей учреждения орденской системы Российской Империи.

В 2019 году в России отмечается 250 лет со дня учреждения Ордена святого Георгия. Этот орден был введен в наградную систему 26 ноября 1769 года (по старому стилю) по Указу Императрицы Екатерины Великой. Примечательным стоит назвать тот факт, что 2 мая этого года также исполнилось 290 лет со дня рождения императрицы. Выбор фигуры Святого Георгия Победоносца был обусловлен широким почитанием этого святого покровителя Москвы.

Орден Святого Георгия Победоносца на портретах XVIII-XIX вв.  из собрания СХМ: к 250-летию учреждения орденаИдея создания военного ордена принадлежала самой императрице, проект был разработан графом Захаром Григорьевичем Чернышевым в 1763 году. Статут ордена гласит: «1. Сей орден должен почитаться учрежденным с 1769 года месяца Ноября с 26 числа, в который день Мы знаки оного на Себя возложа, пожаловали чрез долгое время с отличностью Нам и отечеству служащих, и впредь ежегодно сей день празднован будет как при дворе Нашем, так и во всех местах, где случится Кавалер большого креста.
2. Именоваться будет орден сей военным Святого Великомученика и победоносца Георгия орденом, оным же от Нас пожалованные называться будут Кавалерами Святого Георгия. Знак сего ордена, получающим оный, да пребудет пред светом доказательством милостивого Нашего благоволения за службу и доброе их поведение на все времена.
3. Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны, не дают право быть пожалованным сим орденом: но дается оный тем, кои не только должность свою исправляли во всём по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили еще себя особливым каким мужественным поступком, или подали мудрые, и для Нашей воинской службы полезные советы»[1].

Дата учреждения ордена создает определенные хронологические рамки для нашего исследования, позволяя говорить о произведениях живописи, которые создавались уже после 1769 года. Поскольку официально орден святого Георгия существовал до Октябрьской революции 1917 года и был упразднен, в предметный круг исследования не войдут портреты, созданные после этой даты. Традиция награждения орденом святого Георгия за воинские заслуги была возрождена в годы Великой Отечественной войны, и этот круг произведений портретного искусства второй половины XX века в коллекции Симферопольского художественного музея заслуживает отдельного исследования.

Искусствоведы Симферопольского художественного музея на протяжении многих лет занимались вопросами атрибуции портретов в нашей коллекции. Наиболее известным научным исследованием, опубликованным в Материалах республиканской научно-теоретической конференции «Вторые крымские искусствоведческие чтения: вопросы теории, истории и критики искусства Крыма» 1998 года, является статья Галины Исаковны Федотовой «Атрибуция произведений классической живописи (из собрания Симферопольского художественного музея)». В статье подробно и обстоятельно изложены факты, подтверждающие атрибуцию произведений «Портрет Н.А. Львова» 1786 г. кисти Д.Г. Левицкого, «Портрет полковника Николева» В.А. Тропинина, «Портрет А.А. Татищева» М.М. Орлова, «Портрет А.К. Штофрегена» С.К. Зарянко, «Портрет К.фон Кауфмана» К.Е. Маковского и «Портрет актрисы В.В. Самойловой» Г. Яковлева. Итоги атрибуции, изложенные в этой статье, дают ключ к пониманию орденской системы портретов военных, вошедших в круг нашего исследования.

Портрет Екатерины II открывает галерею художественных образов государственных деятелей, награжденных орденом Святого Георгия. Императрица, учредившая этот орден, в тексте статута отметила, что возложила на себя его знаки отличия первой степени 26 ноября 1769 года, «причем певчими воспето было многолетие, а с крепостей Санкт-Петербургской и Адмиралтейской произведены 101 выстрел»[2].

Портрет императрицы, представленный в постоянной экспозиции музея, демонстрирует тип полупарадного портрета с поясным изображением модели. Перед нами копия, выполненная неизвестным художником вслед за именитым шведским портретистом Александром Росленом. Ведущее место в орденской системе на этом полотне отведено ордену Святого Андрея Первозванного, а уже под его орденской цепью через плечо императрицы перекинута оранжево-черная орденская лента, белый крест ордена первой степени помещен у пояса. Под горностаевым плащом справа видна часть ромбовидной орденской звезды.

Обстоятельства, при которых Екатерина II возложила на себя знаки отличия этого ордена, известны из многочисленных источников и самого статута ордена. В случае с последующими вручениями наибольший интерес для нашего исследования представляют те события в истории Отечества, которые позволили военным и государственным деятелям стать кавалерами ордена Святого Георгия.

Орден Святого Георгия Победоносца на портретах XVIII-XIX вв.  из собрания СХМ: к 250-летию учреждения орденаВ музейном собрании графики XVIII в. хранится портрет светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического (1739-1791). История этого произведения весьма необычна: автор гравюры, Игнатий Степанович Щедровский (1815-1871), выполнил лист по гравюре английского портретиста Джеймся Уокера (1748-1808), который работал в России в 1785 - 1801 годах. Дж. Уокер, в свою очередь, в качестве первоосновы для композиции избрал живописный оригинал 1780-х годов кисти австрийского живописца Иоганна-Батиста Лампи Старшего (1751-1830). Для нашего исследования несомненное художественное достоинство портрета составляют детально прописанные орденские звезды Святого Андрея Первозванного, ниже — Святого Георгия и Святого Владимира. На шее модели, над двумя лентами других орденов, изображен белый крест Святого Георгия 2-й степени на широкой двуцветной ленте.

Изображенные на портрете знаки отличия помогают уточнить время создания оригинального портрета, поскольку князь Г.А. Потемкин-Таврический был награжден крестом ордена Святого Георгия 3-й степени 27 июля 1770 г. в чине генерал-майора за победу русских войск над турецкой армией при молдавской реке Кагул, а 2-й степени — уже 26 ноября 1775 г. в чине генерал-аншефа, за подвиги против турок[3]. Награды свидетельствуют о том, что портрет был написан до 16 декабря 1788 г., когда князь в чине генерал-фельдмаршала был отмечен орденом Святого Георгия 1-й степени за взятие Очакова в период Русско-турецкой войны 1787-1791 годов.

Орден Святого Георгия Победоносца на портретах XVIII-XIX вв.  из собрания СХМ: к 250-летию учреждения орденаВ турецких походах «времен Очакова и покоренья Крыма» отличился современник Г.А. Потемкина граф Петр Васильевич Завадовский (1739-1812). На портрете графа кисти австрийского живописца Иоганна Батиста Лампи Младшего (1775-1837) изображены орденская лента и звезда ордена Святого Андрея Первозванного, звезда Святого Александра Невского и крест ордена Святого Георгия 4-й степени в петлице мундира.

Эта награда, врученная П.В. Завадовскому в 1775 году, имеет прямое отношение к присоединению Крыма к Российской империи. Еще в 1765 году этот государственный деятель обратил на себя внимание графа П.А. Румянцева, который определил его правителем секретной канцелярии в период Русско-турецкой войны. В 1774 году П.В. Завадовский вместе с графом С.Р. Воронцовым подготовил текст Кучук-Кайнарджийского мирного договора. В справочнике «Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия» отмечено, что в 1775 году «пожаловано… 22 креста 4-й степени: 5 Генерал., 14 Штаб-Офиц., 1 Обер-Офиц. и 2 морякам»[4]. При неоспоримой документальной точности и исключительной исторической ценности справочника, этот короткий текст не передает всей важности указанного исторического события. Подписание Кучук-Кайнарджийского договора 245 лет назад предварило подписание Манифеста о присоединении Крымского полуострова, Тамани и Кубани к Российской империи императрицей Екатериной II 19 апреля 1783 года.

Орден Святого Георгия Победоносца на портретах XVIII-XIX вв.  из собрания СХМ: к 250-летию учреждения орденаК блестящей плеяде военных деятелей конца XVIII в. принадлежит генерал от кавалерии Степан Степанович Апраксин (1757 - 1827). Его портрет кисти австрийского художника Иоганна Батиста Лампи Старшего в нашем собрании является авторским повторением оригинала 1793 года, который экспонируется в Государственной Третьяковской галерее.
На портрете С.С. Апраксина изображены лента и звезда ордена Святого Александра Невского, на шее – орден Святого Владимира 3-й степени и крест ордена Святого Георгия 3-й степени на двуцветной ленте. Именно эта деталь позволяет нам уточнить время написания авторской реплики. С.С. Апраксин был пожалован крестом ордена Святого Георгия 3-й степени 26 ноября 1803 года за беспорочную выслугу лет в офицерских чинах: «в 1803 году пожалован 1 крест 3-й степени Генералу»[5].







В XIX столетии традиция награждения знаками отличия ордена Святого Георгия была продолжена, и среди портретов в нашем собрании следует отметить четыре произведения: «Портрет И.Ф. Паскевича» 1845 года кисти К.К. Каневского, «Портрет полковника Николева» 1848 года кисти В.А. Тропинина, «Портрет К.фон Кауфмана (Портрет военного)» 1866 г. кисти К.Е. Маковского.

Орден Святого Георгия Победоносца на портретах XVIII-XIX вв.  из собрания СХМ: к 250-летию учреждения орденаПо времени написания открывает эту серию «Портрет Ивана Федоровича Паскевича (1782-1856)» 1845 года кисти Ксаверия Ксавериевича Каневского (1804-1867). За выполнение этого портрета художник был удостоен звания академика живописи.

На портрете изображены звезда и муаровая лента ордена Святого Андрея Первозванного, под ней звезда ордена Святого Георгия, а также крест 1-й степени на ленте, закрепленный на правом бедре; звезда ордена Святого Александра Невского; одинадцатилучный турецкий орден Луны, колодка медалей и наградной медальон с портретом Николая I. Знаки отличия подтверждают, что генерал от инфантерии граф Иван Федорович Паскевич был полным кавалером ордена Святого Георгия — немногие военные деятели удостаивались такой чести.

Согласно сведениям справочника «Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия» 1869 года издания, генерал-фельдмаршал Граф Иван Федорович Паскевич-Эриванский, князь Варшавский был награжден крестом 4-й степени ордена Святого Георгия 17 июля 1810 г. на 28 году жизни, в чине полковника, за взятие турецкой крепости Варна, в ходе русско-турецкой войны 1806-1812 гг. 3-я степень ордена была вручена ему 30 января 1811 г. «в чине генерал-майора, за Турецкую кампанию, на 29 году жизни».
Следующей, 2-й степенью ордена И.Ф. Паскевич был награжден 29 октября 1827 г. в чине Генерал от Инфантерии на 45 году жизни, за покорение столицы Эриванского ханства города-крепости Эривань. В «Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа» сказано, что крепость эта в учебниках истории «обыкновенно называется «оплотом Персии» и к ней прибавляется эпитет «неприступной» [6]. Падение Эривани позволило заключить Туркманчайский мирный договор в феврале 1828 года, по условиям которого Эриванское и Нахичеванское ханства вошли в состав Российской Империи. Именно после этого исторического события И.Ф. Паскевич получил к фамилии приставку «Эриванский».

Орден Святого Георгия 1-й степени был вручен И.Ф. Паскевичу на 47 году жизни, в ходе той же кавказской кампании, 27 июля 1829 г. в чине Генерала от Инфантерии, за взятие города Эрзерума [7]. Во время этого похода Эрзерум посетил Александр Сергеевич Пушкин, описавший поездку и знакомство с графом в повести «Путешествие в Арзрум» (1829): «...Мы нашли графа на кровле подземной сакли перед огнем. К нему приводили пленных ... Огонь освещал картину, достойную Сальватора Розы; речка шумела во мраке. В это самое время донесли графу [Паскевичу], что в деревне спрятаны пороховые запасы, и что должно опасаться взрыва. Граф оставил саклю со всей своей свитой. Мы поехали к нашему лагерю, находившемуся уже в тридцати верстах от того места, где мы ночевали. Только что успели прибыть мы на место, как вдруг небо осветилось будто метеором, и нам послышался глухой взрыв. Сакля, оставленная нами назад тому четверть часа, была взорвана; в ней находился пороховой запас. Разметанные камни задавили несколько казаков»[8]. Позднее А.С. Пушкин присутствовал при взятии Эрзерума и был представлен плененному паше, который сказал: «Благословен час, когда встречаем поэта. Поэт — брат дервишу»[9].
В повести нашла отражение сцена отъезда поэта из действующей армии: «Граф предлагал мне быть свидетелем дальнейших предприятий. Но я спешил в Россию... Граф подарил мне на память турецкую саблю. Она хранится у меня памятником моего странствования вослед блестящего героя по завоеванным пустыням Армении»[10].
Несколько лет спустя в стихотворении «Бородинская годовщина» (1831) А.С. Пушкин посвятил И.Ф. Паскевичу вдохновенные строки:

...Могучий мститель злых обид,
Кто покорил вершины Тавра,
Пред кем смирилась Эривань,
Кому суворовского лавра
Венок сплела тройная брань[11].


Орден Святого Георгия Победоносца на портретах XVIII-XIX вв.  из собрания СХМ: к 250-летию учреждения орденаОрдена и награды, изображенные на старинных портретах, позволяют посмотреть на них по-новому, а иногда и «заново открыть». Именно в контексте исследования истории ордена Святого Георгия началось уточнение атрибуции работы Василия Андреевича Тропинина (1776-1857) «Портрет полковника Николева» 1848 года.
Этот портрет был приобретен у Софии Николаевны Олтаржевской (Кировоградская обл.), жены Николая Львовича Эрнста, который до Великой Отечественной войны работал научным сотрудником в Симферопольской картинной галерее, а после войны был репрессирован. В вышеназванной статье Г.И. Федотовой этот портрет отмечен как произведение из довоенной коллекции, и его поступление из частного собрания подтвердило намерения сотрудников музея восстановить историю утраченного собрания и искать сохранившиеся полотна.
Г.И. Федотова: «Портрет подписной и авторство не вызывает сомнений. Личность изображенного надо было подтвердить. Владелица сообщила, что изображен ее родственник генерал Николев. В результате изучения портрета генерала пришлось разжаловать в полковники, но фамилия позже нашла подтверждение. Портрет написан в Москве; именно там и в окрестностях Москвы стояли все гренадерские полки и именно там в 1848 году, когда, судя по авторской подписи, написан портрет, жил Тропинин»[12].
На портрете изображены (слева направо): малый золотой крест 3-й степени ордена Святого Станислава, крест 4-й степени ордена Святого Владимира, крест ордена 3-й степени ордена Святой Анны, георгиевская лента и крест 4-й степени ордена Святого Георгия, далее на черно-синей ленте — медаль за Турецкую войну 1828-1829 годов (с крестом полумесяцем) и медаль (предположительно) за взятие приступом Варшавы в 1831 году.
Изображенные награды подсказывают, что перед нами военный с обширным послужным списком. Затруднение для исследования составляет отсутствие инициалов, но подспорьем для их установления послужат сами ордена. Поскольку в нашем исследовании наибольший интерес представляют знаки отличия ордена Святого Георгия, обратимся к спискам награжденных орденом 4-й степени.
В издании В.С. Степанова и П.И. Григоровича «В память столетнего юбилея Императорского Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия (1769-1869)» среди награжденных крестом 4-й степени ордена Святого Георгия отмечен «Николев, Дмитрий Иванович, 26 ноября 1854, за выслугу лет»[13]. Дата написания нашего портрета подсказывает, что крест 4-й степени ордена Святого Георгия, и, вероятно, ордена Святого Станислава 3-й степени были дописаны на портрете кисти В.А. Тропинина позднее.

По мнению Г.И. Федотовой, на портрете изображен полковник 11-го гренадерского Фанагорийского генералиссимуса Суворова полка, однако, нагрудный знак отличия этой воинской части на портрете отсутствует. Однако, ценным является указание на место написания произведения. Во 2 томе издания «Московский некрополь Великого князя Николая Михайловича» отмечен «Николев Дмитрий Иванович (ок. 1807-5.12.1855), полковник, жил 48 лет, похоронен в Покровском монастыре Москвы»[14]. Впрочем, на той же странице указан его полный тезка, живший в 1816-1891 годах, похороненный на Ваганьковском кладбище Москвы, однако, не указаны его род занятий или воинское звание.
Имя Дмитрия Ивановича Николева позволяет нам продолжить поиски по спискам награжденных орденами и медалями, изображенными на картине. Так, во второй части «Списка кавалерам российских императорских и царских орденов» среди кавалеров, награжденных орденом Св. Владимира 3-й и 4-й степени до 1850 года, названо имя Дмитрия Ивановича Николева, которому этот знак отличия был вручен 11 сентября 1831 «с б(лагодарностью)»[15]. Дата 11 сентября 1831 года напрямую связана с изображенной медалью «За взятие приступом Варшавы в 1831 году». Осада и взятие Варшавы в период польского восстания происходили в период с 19 августа по 8 сентября 1831 года.
Далее, в третьей части «Списка кавалерам российских императорских и царских орденов», в которой перечислены кавалеры Ордена Святой Анны 2-й, 3-й и 4-й степени, Св. Станислава 2 и 3 степени, указано: «22 сентября 1829 г. награжден орденом Св. Анны 3-й степени Дмитрий Иванович Николев, с б(лагодарностью)» [16] (дата подразумевает участие в Русско-турецкой войне 1828-1829 годов). К сожалению, на данном этапе исследования невозможно документально подтвердить факт награждения Д.И. Николева орденом Святого Станислава 3-й степени, который, вероятно, пришелся на 1852-1854 года. В то же время, имеющиеся свидетельства неопровержимо доказывают, что на портрете изображен полковник Дмитрий Иванович Николев.


Орден Святого Георгия Победоносца на портретах XVIII-XIX вв.  из собрания СХМ: к 250-летию учреждения орденаВ завершении рассмотрим «Портрет Константина Петровича фон Кауфмана (Портрет военного)» 1866 г. кисти Константина Егоровича Маковского (1839-1915). В своем исследовании Г.И. Федотова доказала, что на портрете изображен не Михаил Николаевич Муравьев, виленский генерал-губернатор, как считалось ранее, а генерал-адъютант Константин фон-Кауфман: «У изображенного офицера ордена св. Анны I степени, Владимира III степени с мечами, св. Георгия 4 класса, медаль за участие в Крымской войне. На левой стороне груди крест «За службу на Кавказе» и знак «За труды по освобождению крестьян». К тому же на эфесе его сабли темляк из георгиевской ленты, который полагался к золотому оружию с надписью «За храбрость».
В «Списке генералов русской армии по старшинству на 1866 год» такой набор наград, включая золотое оружие «За храбрость» имел только генерал-адъютант и генерал-лейтенант Константин Петрович Кауфман. К тому же он был командующим войсками Виленского военного округа и генерал-губернатором Северо-Западного края, включающего Виленскую, Ковенскую, Витебскую, Минскую и Могилевскую губернии» [17].
Справочник «Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. 1769-1869» содержит сведения, что 4-я степень ордена Святого Георгия была вручена К. фон Кауфману 11 декабря 1848 года за взятие аула Гергебиль в кавказскую кампанию, а 3-я — 6 июня 1855 г. за участие в осаде и штурме кавказской крепости Карс в 1855 году [18], в период Крымской войны 1853-1856 гг.
Современные исследователи биографии К.П. фон Кауфмана отмечают, что в осаде и штурме Карса также участвовал его младший брат Михаил (1821–1902 гг.), и именно ему принадлежит подвиг 19 сентября 1855 г.: «он возглавил и вывел из окружения 1-й батальон Рязанского полка, пройдя с боем через весь турецкий лагерь, благодаря чему получил орден св. Георгия 4-й степени и даже удостоился похвалы престарелого А.П. Ермолова» [19]. Этот подвиг нередко приписывался старшему брату, Константину, что не согласовывается с награждением орденом 4-й степени: как мы уже знаем, его он заслужил восемью годами ранее. Известно, что орден 2-й степени был вручен К. фон Кауфману в 1874 году, после покорения Хивинского ханства, что не могло быть отображено живописцем на портрете 1866 года.

Жанр портрета — красноречивый свидетель ушедших эпох, в живых чертах человеческого лица запечатлевший значимые исторические события, передающий картину мира своего времени. Он позволяет современному зрителю оказаться «лицом к лицу» с историей, знакомой по текстам учебников, монографиям, романам и пьесам, по кадрам биографических фильмов и аудиоподкастам образовательных проектов. Но если последние являются творением потомков, то живописец выступает современником своей модели. Именно в этом творческом союзе рождается портрет.

Художественные свойства и выразительные средства, доступные для понимания ценителям искусства, соединяются в каждом портрете с «документальной» ценностью, позволяя по-новому оценить достоинства работы. Изучение портретов XVIII-XIX веков из коллекции Симферопольского художественного музея служит тому подтверждением. В контексте истории Ордена Святого Георгия, знаки отличия которого блестяще переданы мастерами живописи, военная история Отечества становится ближе и обретает зримые черты в лицах прямых ее участников и творцов.

Заведующий отделом по научно-экспозиционной деятельности,
кандидат культурологии
Александра Кугушева


Ссылки:
1. URL: http://george-orden.narod.ru/statut1913s1.html (дата обращения: 10.10.2019)\
2. Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. 1769-1869. - СПб. : Воен. тип., 1869. - С.3.
3. Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. 1769-1869. - СПб. : Воен. тип., 1869. - С.36.
4. Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. 1769-1869. - СПб. : Воен. тип., 1869. - С.64.
5. Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. 1769-1869. - СПб. : Воен. тип., 1869. - С.67.
6. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Выпуск 4. 1894 г. ВЗЯТИЕ ЭРИВАНИ. (По рассказам старожилов).
7. Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. - с. 35.
8. URL: https://rvb.ru/pushkin/01text/06prose/01prose/0870.htm (дата обращения: 10.10.2019)
9. Там же
10. Там же
11. URL: https://ilibrary.ru/text/745/p.1/index.html (дата обращения: 10.10.2019)
12. Федотова Г.И. Атрибуция произведений классической живописи (из собрания Симферопольского художественного музея) // Материалы республиканской научно-теоретической конференции «Вторые крымские искусствоведческие чтения»: вопросы теории, истории и критики искусства Крыма. - Симферополь, 1998. - С.34-39.
13. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Кавалеры_ордена_Святого_Георгия_IV_класса_Н; http://george-orden.narod.ru/ordgrg4st1854.html (дата обращения: 10.10.
14. Московский некрополь / [В. И. Саитов, Б. Л. Модзалевский] ; [Авт. предисл. и изд. Вел. кн. Николай Михайлович]. СПб., 1907–1908. В 3 т. Т. 2 : (К–П). 1908. [2], 486, [1] c.
15. Список кавалерам российских имп. и царских орденов... - Санкт-Петербург : тип. К. Вингебера, 1828-1852. - 19-25. за 1849 год : Ч. 2. - 1850. - с. 469.
16. Список кавалерам российских имп. и царских орденов... - Санкт-Петербург : тип. К. Вингебера, 1828-1852. - 19-25. за 1849 год : Ч. 3. [Отделение 1-е]. - 1850. - с. 431.
17. Федотова Г.И.
18. Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. - с.58.
19. Почекаев, Р.Ю. Из саперов в дипломаты: К.П. фон Кауфман на Кавказе (по воспоминаниям современников) / Р.Ю. Почекаев // НОВОЕ ПРОШЛОЕ • THE NEW PAST. №3. - 2018. - С.50-67.